Принципы работы таргетной терапии

Что такое таргетная терапия в онкологии

Данная технология лечения рака относительно новая, ей не более 50 лет. В перевод с английского название можно истолковать как «удар по конкретной цели», то есть действие на пораженные клетки, минуя здоровые.

Этот вид терапии воздействует исключительно на пораженные клетки, минуя здоровые, вернее действие таргетной терапии в онокологии направлено непосредственно на специфические молекулы в организме, из-за которых растут и размножаются раковые клетки. Кроме того, таргетные препараты перекрывают доступ кислорода к опухолевым тканям, что так же мешает дальнейшей жизнеспособности пораженных клеток. Благодаря этому способу лечения перестает расти не только сама опухоль, но пресекается и распространение метастазов.

На сегодняшний день существуют вариации лечения раковых опухолей при помощи таргетной терапии:

  • Нарушение работы структур, поддерживающих опухолевые клетки жизнеспособными;
  • Действие только на пораженные клетки, включая рецепторы, гены и различные внутриклеточные ферменты;
  • Уничтожение сигнального пути для раковых клеток, что мешает их жизни и размножению.
Таргетная терапия
Таргетная терапия воздействует исключительно на пораженные клетки

Данный способ лечения может применяться как самостоятельно, так и в комплексе с химиотерапией для увеличения шансов на благоприятный прогноз. Таргетная терапия менее токсична, чем химическая или лучевая, но все же имеет свои побочные эффекты.

Почему ее не всегда назначают?

Принципы работы таргетной терапии

Федор Моисеенко и Вероника Севостьянова

— Правда ли что у таргетной терапии меньше побочных эффектов, чем у химиотерапии? Если да, то почему ее не назначают вместо химии хотя бы, например, ослабленным пациентам?

— Если говорить о развитии лекарственной терапии в онкологии, то началось все с химиотерапии. Это цитостатические препараты, которые и до настоящего времени составляют основу лечения для большинства опухолей. Несмотря на развитие других направлений, метод химиотерапии рано или поздно в большинстве случаев используется.

Таргетная терапия – новый метод, в нем лекарственные препараты действуют не на все делящиеся клетки, а на определенные мишени в опухолевых клетках. Таргет – значит «мишень», цель.

Таргетная терапия имеет существенное ограничение к использованию, она далеко не во всех ситуациях показана и далеко не во всех ситуациях нужна.

А то, что она действует не на все клетки, приводит к тому, что у нее и осложнения специфические, которые тоже могут в отдельных ситуациях, как и при химиотерапии, причинять беспокойство.

Наконец, это относительно новый метод лечения, а значит эти препараты стоят существенно дороже, чем аналогичные цитостатики, которым уже двадцать, тридцать, а то и больше лет.

Противопоказания

Таргетная терапия обычно назначается для:

  • Остановки роста злокачественной опухоли, профилактики метастазов и предупреждения рецидивов;
  • Снижения дозы химиопрепаратов и облучения при их сочетании;
  • При тяжелом состоянии пациента, препятствующем применению привычных схем лечения химиопрепаратами.

Стоит отметить, что таргетные средства приводят к остановке роста опухоли, а не к полному ее исчезновению. Тем не менее, перевод рака в хроническую форму – весьма желанная цель врача-онколога, поскольку с таким хроническим процессом пациент способен прожить не один год, а лекарства будут сдерживать не только саму опухоль, но и возможность ее метастазирования.

Решение о том, можно ли в каждом конкретном случае заболевания использовать таргетные препараты принимает специалист. Это зависит от строения клеток опухоли, ее локализации, общего состояния пациента и ряда других факторов.

В основном лечение таргетными веществами назначается в следующих случаях:

  • Когда в лечении нуждается пациент пожилого возраста или находящийся в тяжелом состоянии. То есть, в таких ситуациях, когда лечение при помощи химиотерапии противопоказано;
  • При необходимости стабилизировать процесс развития злокачественной опухоли и трансформировать его из активного в хронический;
  • Для профилактики рецидивов рака, а так же, чтобы остановить распространение метастазов;
  • Параллельно с лучевой или химиотерапией, чтобы снизить нагрузку от этих, более токсичных для организма, методов лечения.

Для того, чтобы выяснить целесообразность использования таргетной терапии, проводится молекулярно-генетический анализ злокачественных клеток. Это необходимо, для того, чтобы выяснить, есть ли в клетках то, что может быть целью для применения терапии.

Чаще всего данный метод лечения назначается, если химиотерапия не помогла (то есть рост опухоли так и не остановился), при наличии большого количества метастазов или при 4 стадии развития ракового заболевания.

Противопоказания для таргетной терапии похожи на те, которые выдвигаются для химиотерапевтического лечения, с той лишь разницей, что в данном случае вреда пациенту будет нанесено меньше, поэтому таргетная терапия и является хорошим выходом для ослабленных больных.

Таргетная, как и химиотерапия не применяется в следующих случаях:

  • Периоды беременности и лактации;
  • Детский возраст, вплоть до 18 лет, так как безопасность и эффективность таргетной терапии при применении для детей до сих пор не доказана;
  • Повышенная чувствительность к различным компонентам таргетных препаратов.

Экономят на больных?

Принципиально изменились возможности терапии опухолевых заболеваний кроветворной и лимфоидной ткани. При ХМЛ медиана выживаемости увеличилась до 83-89 мес, 5-летняя выживаемость — до 70-84%, 10-летняя выживаемость, ранее едва достигавшая 5%, теперь составляет 40%, а у больных с полным цитологическим эффектом — 80%.

При использовании иматиниба мезилата (Гливек) гематологический эффект достигается у 90-95 % больных в хронической стадии и у 30 % — при бластном кризе, при этом у 50% больных с возвратом в хроническую стадию болезни.

Принципы работы таргетной терапии

У больных НХЛ, отличающимися большим разнообразием вариантов, использование ритуксимаба дало возможность улучшить прогноз и результаты лечения.

Введение в практику бортезомиба (Велкейд) позволило изменить тактику ведения больных с множественной миеломой и повысить эффективность лечения.

Применение дазатиниба и нилотиниба открыло определенные возможности для больных ХМЛ и Ph острым лимфобластным лейкозом (ОЛЛ), устойчивых к иматинибу.

Реально изменились современные подходы к терапии НЕR2-позитивного РМЖ. Гиперэкспрессия или амплификация гена HER2 обнаруживаются у 20-30 % общей популяции больных РМЖ и ассоциируются с агрессивным течением заболевания, высоким риском метастазирования и низкой выживаемостью, т. е. являются абсолютно неблагоприятным прогностическим признаком.

Применение трастузумаба в виде монотерапии у больных с метастатическим HER2-позитивным РМЖ эффективно в 15-35% случаев, в комбинации же с классическими цитостатиками — таксанами, производными платины, винорелбином, гемцитабином, капецитабином — дает выраженный клинический эффекту 40-78% больных, достоверно повышая не только эффективность и продолжительность ремиссии, но и общую выживаемость больных.

В крупных многоцентровых рандомизированных исследованиях показано, что использование трастузумаба в адъювантной терапии ранних форм НЕR2-позитивного РМЖ уменьшает риск рецидива заболевания и увеличивает 3-летнюю безрецидивную выживаемость, снижая относительный риск рецидива и метастазов на 36-58% и риск смерти от опухоли на 34% (относительный риск 0,66). Включение трастузумаба (Герцептин) в алгоритм лечения НЕR2-позитивного РМЖ стало современным стандартом терапии этого заболевания.

Дополнительные перспективы открывает для больных с HERZ-позитивным раком молочной железы возможность применения двойного ингибитора тирозинкиназ рецепторов HER1 (EGFR1) и HER2 (EGFR2) лапатиниба (Тайверб).

Принципы работы таргетной терапии

Таргетная терапия стала основой современной лекарственной терапии стромальных опухолей желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) (gastro intestinal stromal tumors, GIST), совершенно не чувствительных к классическим цитотоксическим препаратам. Эти соединительнотканные опухоли, встречающиеся достаточно редко — 10-15 случаев на 1 000 000 человек, характеризуются мутациями гена c-Kit и образование мутантного трансмембранного тирозинки-назного рецептора стволового фактора роста — Kit (регистрируются у 85% больных), а также мутациями рецептора тромбоцитарного фактора роста альфа (PDGFRA), которые обнаруживаются у 10-15% больных.

Мультитаргетный ингибитор тирозинкиназ иматиниб (Гливек) способен блокировать рецепторы Kit и PDGFRA и, соответственно, высокоактивен при GIST. Использование иматиниба позволяет контролировать рост опухоли более чему 90% больных и в настоящее время считается общепризнанным стандартом современного лечения GIST.

Предлагаем ознакомиться  Паховый грибок у мужчин: симптомы, причины, лечение

В последние годы появились данные о противоопухолевой активности при GIST сунитиниба — другого мультитаргетного ингибитора тирозинкиназ, способного ингибировать тирозинкиназные рецепторы Kit и PDGFA. При иматиниб-резистентных GIST применение сунитиниба увеличивает время до прогрессирования в 4 раза и выживаемость до 20 мес.

Современная терапия GIST строится на использовании таргетных препаратов: иматиниба в качестве первой линии и сунитиниба в качестве второй линии терапии для лечения больных с метастатическим процессом. Сунитиниб в качестве второй линии обосновано применять после прогрессирования на фоне увеличения дозы иматиниба в два раза (с 400 мг/сут до 800 мг/сут).

Кроме того, доказана целесообразность адъювантной терапии иматинибом после радикальной операции у больных с локализованными GIST, а также изучаются возможности использования сунитиниба в качестве адъюванта.

Исследования последних лет, доказавшие противоопухолевую активность при светлоклеточном раке почки бевацизумаба (Авастин), сунитиниба (Сутент), сорафениба (Нексавар) и ингибиторов киназы темсиролимуса (Торизел) и эверолимуса (Афинитор), позволили разработать новый алгоритм терапии метастатического рака почки.

При ПКР головы и шеи, в 80-100% случаев характеризующемся повышенной экспрессией EGFR, применение MICA к EGFR1 цетуксимаба в сочетании с традиционной химиотерапией 5-фторурацилом и лейковорином либо с лучевой терапией стало современным стандартом, достоверно увеличивающим общую и безрецидивную выживаемость больных.

Возможности лечения больных метастатическим КРР существенно изменились за последнее десятилетие. В ряде рандомизированных исследований показано, что включение в состав комбинированной химиотерапии таргетных препаратов бевацизумаба, цетуксимаба, панитумумаба улучшает результаты терапии.

Современная терапия метастатического КРР включает в себя последовательное и комбинированное использование всех активных при этом раке противоопухолевых препаратов — фторпроизводных пиримидина, оксалиплатина, иринотекана, бевацизумаба, цетуксимаба, что позволяет увеличить медиану выживаемости этих пациентов от 8 мес. при одной симптоматической терапии до 2 лет и делает реально достижимой ближайшую цель — увеличение этого показателя до 3 лет.

При НМРЛ используют ингибиторы тирозинкиназы EGFR гефитиниб и эрлотиниб, а также ингибитор VEGF бевацизумаб; изучается возможность и целесообразность применения цетуксимаба в составе лекарственных комбинаций.

У больных НМРЛ, прогрессировавших после химиотерапии с включением платиносодержащих комбинаций, терапия эрлотинибом достоверно увеличивает общую выживаемость по сравнению с одной симптоматической терапией (в исследовании BR 21: медиана — 6,7 мес, в контроле — 4,7 мес), а также безрецидивную выживаемость (9,7 до 8,0 нед.

Эффективность ингибиторов тирозинкиназ EGFR зависит от генетической характеристики опухоли (мутаций генов EGFR и KRAS), причем наличие мутации гена EGFR положительно коррелирует с эффективностью, а мутации KRAS являются неблагоприятным признаком. При НМРЛ с мутированным EGFR использование гефитиниба либо эрлотиниба стало приемлемой альтернативой применению комбинаций цитотоксических препаратов.

За последние 10 лет таргетные препараты уверенно вошли в арсенал современной противоопухолевой химиотерапии и стали неотъемлемым компонентом комбинированной терапии гемобластозов и ряда солидных опухолей, в первую очередь РМЖ с гиперэкспрессией HER2 и GIST, при которых использование этих препаратов жизненно необходимо.

Таргетные препараты позволили улучшить результаты химиотерапии метастатического КРР, ПКР головы и шеи, НМРЛ и впервые открыли некоторые перспективы для больных с метастатическим раком почки.

Особое значение приобретает проблема уточнения показаний для использования этих препаратов, т.е. вопрос разработки биомаркеров, позволяющих индивидуализировать терапию, оценивая перспективность применения препарата у конкретного больного, а также фармакоэкономические проблемы, связанные с высокой стоимостью таргетных препаратов.

Н.И. Переводчикова

Принципы работы таргетной терапии

Опубликовал Константин Моканов

— Многие из нас обходят несколько врачей, чтобы услышать два – три мнения и бывает, что врач-консультант говорит, что нужен таргетный препарат, а лечащий врач не соглашается с этим и не прописывает таргетную терапию. Иногда думается, что лечащий врач говорит «нет», именно потому, что экономит средства на нас, на больных.

— Это очень злободневный вопрос, на который однозначно ответить сложно. Первое, на что мне хотелось бы обратить внимание: вы сказали «мы все обходим врачей, чтобы получить два или три мнения». На самом деле это не так. Может здесь присутствующие и действительно таким образом поступают, но вы и на Школу пришли, значит вы действительно активные пациенты, желающие разобраться, но в целом у нас в стране получение второго и третьего мнения, к сожалению очень и очень ограниченно.

Большинство людей, которые приходят ко мне как к врачу, говорят «доктор, вот мы пришли и мы полагаемся на ваше мнение». Это неправильно!

Далеко не всегда ситуация настолько однозначна, что укладывается в рекомендованные мировые протоколы лечения, когда можно заглянуть в российскую или иностранную научную литературу и сверить лечение. Большинство случаев индивидуальны и получить второе – третье мнение не просто хорошо, а даже замечательно.

5468864684468

Чем больше специалистов дадут свое заключение по поводу морфологических особенностей опухоли, тем тоже лучше. В этом сомнений нет. Такое заключение — это очень субъективная оценка, и хотя она связана, конечно, с профессионализмом каждого из докторов, но все равно она остается субъективной. Один посмотрел и увидел «это», а второй увидел – «то». А эта оценка довольно часто влияет на тактику лечения.

Что касается вопроса, когда один врач сказал «таргетная», а другой назначил лечение, например, химиотерапией, то на деле для каждой опухоли обычно существует несколько вариантов лечения, которые могут в себя включать как таргетную терапию, так и комбинацию химиотерапии и таргетной терапии. И действительно варианты химиотерапии без добавления новых препаратов существенно дешевле. Но мы в городском медицинском учреждении обязаны обеспечивать жителей города бесплатными препаратами.

Особенности механизма действия таргетных препаратов

Методы воздействия таргетной терапии на опухоли различной локализации несколько отличаются. Так, например, при раке молочной железы вводятся таргетные гормоны, несущие программу уничтожения раковых клеток, либо ведется терапия, убивающая гормоны, необходимые для разрастания и распространения опухоли.

В итоге у опухоли не остается ресурсов для жизнедеятельности, и ее развитие приостанавливается, а у пациента наступает стадия ремиссии.

К числу «мишеней», которые могут поражать таргетные препараты, можно отнести следующие:

  • Мутировавшие гены, благодаря которым злокачественные клетки могут расти и делиться;
  • Молекулы, несущие информацию о запрограммированной гибели клеток;
  • Рецепторы к различным гормонам, находящиеся на поверхности злокачественных клеток (при опухоли груди);
  • Рецепторы, отвечающие за развитие системы сосудов, необходимой для жизнедеятельности опухоли.

him_t3.1.jpg

По химическому составу таргетные препараты можно разделит на два вида: малые молекулы и антитела.

Малые молекулы создаются синтетическим путем в лабораторных условиях. Они могут попадать внутрь пораженной клетки и там по необходимости воздействовать на бели, ДНК или РНК. Эти средства стоят дешевле, чем препараты, относящиеся к классу антител.  Одно из их наиболее частых применений – профилактика метастазов при раке центральной нервной системы.

Таргетная терапия
Антитела

Антитела – это белки, которые получаются вследствие развития иммунитета у животных (в основном мышей) к отдельным видам злокачественных заболеваний. Для того, чтобы человечески организм не отторгал такой белок, с ним проводят различные генетические модификации. Для простоты усваивания препарата такой белок можно встроить в иммуноглобулин – естественное вещество для человеческого организма.

Принципиальное отличие таргетных от классических противоопухолевых препаратов цитотоксического действия (алкилирующие агенты, антиметаболиты,

, винкаалкалоиды, таксаны, ингибиторы топоизомеразы) состоит в том, что первые действуют направленно на молекулы, участвующие в процессе канцерогененза, а вторые, также обладающие специфической направленностью, имеют своей точкой приложения такие общебиологические процессы, как синтез

Предлагаем ознакомиться  Виагра противопоказания и негативные последствия для мужчин

и митоз.

ритуксимаб (Мабтера), алемтузумаб (Кэмпас); малые синтетические молекулы — ингибиторы протеинкиназ: иматиниба мезилат (Гливек), гефитиниб (Иресса), эрлотиниб (Тарцева), сунитиниб (Сутент), лапатиниб (Тайкерб), дазатиниб (Спрайсел), сорафениб (Нексавар), нилотиниб (Тасигна), темсиролимус (Торисел), эверолимус (Афинитор);

1) нацеленные на пути передачи сигнала в опухолевой клетке2) нацеленные на уникальный фенотип опухолевой клетки.

Таргетная терапия

Последняя группа включает используемые в онкогематологии МКА, распознающие и блокирующие специфические нерецепторные антигены на поверхности клеток и оказывающие прямое цитотоксическое действие на эти клетки. К таким препаратам относятся гуманизированное мышиное антитело к поверхностному антигену CD20 В-клеток — ритуксимаб (Мабтера), с успехом используемое при В-клеточных неходжкинских лимфомах (НХЛ) и хроническом лимфолейкозе (ХЛЛ), а также гуманизированное мышиное МКА алемтузумаб против гликопротеида CD52 на поверхности В- и Т-клеток, естественных киллеров (NK), моноцитов и макрофагов, также используемое при В-клеточном ХЛЛ.

На базе этих МКА созданы конъюгаты с токсинами — гемтузумаб озогамицин (Милотарг), а также радиоиммуноконъюгаты — ибритумомаб тиуксетан (Зевалин) и 13,1 тозитумомаб (Бексар).

Основной принцип действия таргетных препаратов первой группы, т.е. блокирующих передачу сигнала, базируется на том, что в норме лиганды (молекулы гормонов, цитокинов, факторов роста и др.) взаимодействуют с рецепторами клетки, а те передают сигнал через сеть молекул, преимущественно белковых киназ к ядру, что определяет способность клетки к пролиферации, дифференцировке, апоптозу, адгезии, ангиогенезу. В процессе канцерогенеза эта система дисрегулируется и клетка подвергается злокачественной трансформации.

На принципе блокирования передачи митогенных и антиапоптотических сигналов основано действие препаратов, имеющих своей мишенью рецепторы эпидермального фактора роста (EGFR). Семейство трансмембранных EGFR состоит из четырех членов: EGFR1 (син.: HER1, ErbB1), EGFR2 (HER2, ErbB2), EGFR3 (HER3, ЕгЬВЗ), EGFR4 (HER4, ErbB4).

При связывании лиганда, например EGF, с экстрацеллюлярным доменом рецептора происходит димеризация, т.е. объединение двух связанных с лигандом рецепторов в единый функциональный комплекс с последующим аутофосфорилированием тирозинкиназы внутриклеточного домена рецептора, что обеспечивает передачу сигнала внутрь клетки и затем внутриклеточную передачу его к ядру.

• блокаду циркулирующих лигандов;• блокаду связывания лигандов с экстрацеллюлярным доменом рецептора;• ингибицию тирозинкиназ внутриклеточного домена рецептора, что ведет к блокаде фосфорилирования, нарушая передачу сигнала от рецептора к молекулам, осуществляющим внутриклеточную передачу сигнала;• внутриклеточную ингибицию белков, осуществляющих интрацеллюлярную передачу сигнала.

Примером блокады путем нейтрализации лиганда до его возможного связывания с рецептором служит применение бевацизумаба — МКА к фактору роста эндотелия сосудов (VEGF), циркулирующему в крови; примером блокады путем конкурентного связывания с экстрацеллюлярным доменом рецептора — использование МКА к EGFR1 цетуксимаба и панитумумаба.

Трастузумаб — МКА к рецептору HER2, лиганд которого неизвестен, блокирует этот рецептор, связываясь с его экстрацеллюлярным доменом.

Блокаду активности внутриклеточного домена EGFR1 осуществляют малые молекулы — ингибиторы тирозинкиназэрлотиниб и гефитиниб.

Двойной ингибитор тирозинкиназ лапатиниб блокирует активность внутриклеточного домена рецепторов EGFR1 и HER2 (EGFR2).

Внутриклеточную блокаду передачи сигнала осуществляют мультитаргетные ингибиторы киназ иматиниб, дазатиниб, сунитиниб, сорафениб, причем два последних препарата ингибируют рецепторы VEGF и тромбоцитарного фактора роста (PDGF), оказывая антиангиогенное действие, благодаря чему их обычно относят к антиангиогенным препаратам.

Ингибиторы белка mTOR (мишень рапамицина у млекопитающих), внутриклеточной серин-треониновой киназы, регулирующей пролиферацию клеток и ангиогенез, темсиролимус и эверолимус оказывают противоопухолевое действие при раке почки.

В процессе развития опухоли важнейшую роль играет неоангиогенез, определяющий возможность роста и метастазирование опухоли и, соответственно, служащий перспективной мишенью таргетной терапии. Наиболее практически ценным препаратом из группы ингибиторов ангиогенеза оказался бевацизумаб — рекомбинантное гуманизированное МКА к VEGF.

Ктаргетным относятся также препараты, влияющие на деградацию белков, в частности действующие на протеасомы. При миеломной болезни с успехом используется бортезомиб (Велкейд), ингибирующий функцию протеасомы 26S, которая отвечает за внутриклеточную деградацию белка.

При каких видах рака используют

Таргетная терапия используется как в комплексе с химиотерапевтическим лечением, так и самостоятельно, против тех видов опухолей, в клетках которых обнаружен белок «мишень», на который смогут воздействовать таргетные вещества. К таким видам опухолей можно отнести следующие:

  • Меланома;
  • Колоректальный рак;
  • Метастатический рак легкого;
  • Плоскоклеточные разновидности злокачественных опухолей;
  • Рак желудка и поджелудочной железы;
  • Развитие злокачественной опухоли груди;
  • Рак почек.

И это далеко не полный список, ведь данный метод терапии достаточно новый и специалисты до сих пор продолжают исследования, а также ведут наблюдения по поводу эффективности сочетаний таргетных препаратов между собой, а так же со стандартными химиотерапевтическими средствами.

Как врач понимает, чем лечить?

— А как понимает врач, чем лечить? он это сразу определяет, при первом осмотре?

— Вот здесь как раз есть абсолютно четкие критерии. Например, когда пациент приходит с опухолью молочной железы, есть минимум, который заключает в себе в том числе оценку вот этого Her2, оценку наследственных мутаций BRCA, иммуногистохимический, молекулярно-генетический, FISH анализы. И здесь есть большая проблема, на которую мне хотелось бы обратить внимание.

К сожалению, наша система здравоохранения выстроена таким образом, что встреча с пациентом, — даже если и проходит личная беседа, на которой объясняется какое лечение предстоит, что будет происходить, каким образом, — такая встреча ограничена по времени, это 20-30 минут.

И вот приходит пациент с гистологическим заключением из уважаемого городского лечебного учреждения со словами «доктор, я хочу лечиться». А мы ему в ответ на это говорим: «к тому, что вы уже представили из медицинской документации, нужно взять кусочки или взять кровь и пойти туда-то и туда-то и сделать дополнительные анализы».

И очень часто (особенно на госпитальной комиссии, где не предполагается общения на тему «зачем это надо», потому что мы смотрим на комиссии 30–40 человек в день и еще около 20 решений принимаются заочно, просто по обсуждению с врачом) у пациента складывается впечатление, что его «послали». Что ему отказывают в лечении.

Но это мнение категорически неправильно! Потому что вот именно эти дополнительные анализы, которые требуют сделать, именно они и позволяют выбрать оптимальный режим, исследовать возможность назначение того или иного таргетного препарата. И я вас очень прошу относиться к таким требованиям с пониманием, и рассказать эту информацию и другим пациентам, кто сегодня не присутствует на нашей встрече.

— Скажите, а могут ли результаты по исследованию Her2new отличаться в разных лабораториях? Это ведь ген, он или есть или нет.

— Экспрессия Her2 оценивается иммуногистохимическим методом. Проведение этого исследования довольно трудо- и наукоемкий процесс, требующий тщательного контроля качества проведенных манипуляций. Кроме того, оценка результатов окраски носит субъективный характер. Поэтому результаты действительно могут различаться.

Преимущества и недостатки терапии

У данного способа лечения есть свои преимущества и недостатки. К плюсам таргетных препаратов можно отнести следующие:

  • Повышают эффективность при использовании совместно с химиотерапевтическим лечением;
  • Практически не задевают своим воздействием здоровые клетки, что снижает количество негативных эффектов;
  • Работают даже при запущенных формах рака, увеличивая срок жизни на месяцы, недели, а иногда и годы;
  • Форма выпуска большинства средств – таблетки, что позволяет не травмировать дополнительно организм пациента;
  • Действуют даже на те злокачественные клетки, которые нечувствительны или мало чувствительны к химическим препаратам.

Среди недостатков можно выделить следующие:

  • Таргетные препараты нельзя использовать для широкого круга пациентов, в каждой ситуации лекарство необходимо подбирать индивидуально;
  • Для того чтобы лечение оказалось эффективным, необходимо правильно подобрать препарат, что требует проведения молекулярно-генетических исследований;
  • Стоимость веществ, использующихся для таргетной терапии достаточно высока, из-за сложности их получения.
Предлагаем ознакомиться  Как удалить волосы на лице навсегда в домашних условиях (10 способов видео)

Использование препаратов целесообразно и на начальных, и на последних стадиях рака. Например, таргетная терапия позволяет замедлить рост опухолей в молочных железах с метастазами и продлить жизнь пациентки на 10–12 месяцев больше, чем после традиционной химио- и лучевой терапии. Другие преимущества:

  • Побочные эффекты менее мучительные, чем при использовании других методов лечения рака молочной железы.
  • Возможно применение при противопоказаниях к химиотерапии, лучевой терапии, операции.
  • Наименьший процент рецидирования при прохождении регулярных курсов (повторять их надо 10–12 раз в год в зависимости от применяемого препарата).

Основной минус в том, что применяемые в таргетной терапии препараты не включены в льготную программу лечения, заплатить за средства придется немалую сумму. Покупка лекарств на год обойдется минимум в 850 тыс. рублей.

Как и любой другой метод лечения, таргетная терапия имеет свои преимущества и недостатки.

Основными достоинствами метода можно считать:

  1. 5468864486468Возможность прицельного действия на опухолевые составляющие;
  2. Минимум побочных эффектов и хорошая переносимость лечения пациентами;
  3. Возможность сочетания с другими видами противоопухолевой терапии;
  4. Выпуск препаратов в виде таблеток.

Как уже говорилось выше, таргетные препараты действуют прицельно, на конкретные молекулы опухоли, поэтому эффективность такого лечения предельно высока. Химиопрепараты, даже самые современные, неизбежно воздействуют и на здоровые клетки организма, поэтому побочных эффектов избежать не удается.

Химиотерапевтическое лечение часто требует нахождения больного в стационаре под контролем специалистов не только из-за возможности опасных побочных реакций, но и из-за необходимости введения лекарств инфузионным путем. Таргетные препараты выпускаются в виде таблеток, поэтому их прием может осуществляться дома.

Сочетание таргетной терапии с другими видами лечения рака (химио- и лучевое воздействие) не приводит к усугублению и суммированию побочных эффектов, но значительно повышает эффективность борьбы с заболеванием в целом.

Недостатками таргетной терапии можно считать высокую стоимость препаратов, обусловленную сложностью их получения, необходимость проводить сложные молекулярно-генетические исследования каждому пациенту для подбора эффективного средства лечения, а также невозможность применения конкретных препаратов у широкого круга пациентов, как это происходит при химиотерапии.

Помогло или не помогло?

— А если у меня опухоль почки? В почке мишени может и не быть?

— Есть некоторые ситуации, и опухоль почки это та ситуация, когда таргетная терапия используется безотносительно мишени. Одним из таких примеров является антиангиогенная терапия – терапия направленно блокирующая факторы роста кровеносных сосудов. Сложность этих ситуаций заключается в том, что с одной стороны препараты относятся к классу таргетных и блокируют совершенно конкретные молекулы, с другой стороны, по неизвестным причинам, уровень этих молекул не коррелирует с эффектом терапии.

— То есть нас лечат «методом тыка»? Полечили одним препаратом, не помогло, начинают лечить другим?

— Давайте определимся, что значит «не помогло»? Это тоже отдельный вопрос, который я каждый раз обсуждаю с пациентами, когда они ко мне приходят на первую встречу. Это очень болезненный вопрос. Это вопрос того, что ожидает человек, когда он приходит, чтобы получать лечение у нас в центре.

Здесь бывает несколько ситуаций. Бывает, когда лекарственная терапия, химиотерапия, таргетная терапия используются с профилактической целью. Когда химиотерапия используется либо до, либо после операции вместе с лучевой терапией. Цель такого лечения убить все опухолевые клетки.

А когда речь идет о лечении диссеминированном, когда есть метастазы, то конечно все очень и очень частное. Нельзя здесь говорить обобщениями, что это к каждой ситуации относится, но практически всегда речь идет о неизлечимом хроническом заболевании. Целью такого лечения является длительный контроль за заболеванием с помощью лекарственных препаратов, и периоды лечения, когда этот успех достигается.

Поэтому успех или не успех того или иного лечения это вопрос очень относительный. Мы можем использовать препарат, добиться стабилизации, остановиться, и дальше год, два, три просто встречаться на осмотрах, понимая, что рано или поздно болезнь может спрогрессировать, болезнь может вернуться и тогда понадобится другой вариант лечения.

Побочные эффекты

Негативное влияние таргетной терапии на организм гораздо менее выражено, чем в случае использования химиотерапевтических препаратов. К  тому же при использовании данного метода лечения рака в качестве самостоятельного, риск побочных эффектов, способных нести угрозу жизни пациента снижается. И, тем не менее, при всех плюсах этой новой технологии, побочные реакции все же существуют и могут быть достаточно серьезными, к ним относятся:

  • Сыпь и другие проблемы с кожей;
  • Расстройства выделительной системы;
  • Нарушения в работе центральной нервной системы, эндокринных желез и костного мозга;
  • Иногда может возникать артериальная гипертензия;
  • Различные нарушения в работе сердечно-сосудистой системы, вплоть до появления сердечной недостаточности;
  • Сбои в работе дыхательной системы (могут появиться пневмониты или бронхиолиты);
  • Гепатит и иные заболевания печени;
  • Расстройство желудка;
  • Нарушение функции свертываемости крови, из-за чего порезы и ранки будут заживать медленнее.
Таргетная терапия
Таргетная терапия может вызвать сердечную недостаточность

Эти явления чаще всего встречаются по отдельности и являются гораздо менее выраженными, чем в случае прохождения курса химиотерапии.

А генетический анализ зачем?

Принципы работы таргетной терапии

Фото с сайта pcuv.es

— Вы нам еще обещали рассказать про молекулярно-генетический анализ. Ведь именно он же помогает определить, какая таргетная химиотерапия нужна?

— Так, давайте еще раз определимся. Таргетная терапия это не химиотерапия. Есть лекарственная терапия. В понятие лекарственной терапии входит химиотерапия, таргетная терапия, иммунотерапия, эндокринотерапия. Это все варианты лекарственной терапии. Но таргетная терапия это никоим образом не химиотерапия.

Теперь про молекулярно-генетический анализ. Долго время, для того, чтобы начать лечение пациента было достаточно морфологического подтверждения наличия опухолевого процесса, то есть биопсии, после которой получается ответ из патоморфологической лаборатории и принимается решение о назначении лечения.

Но с развитием науки во-первых появилась иммуногистохимия, дополнительная окраска мишеней на поверхности опухолевых клеток, которая позволяет еще более точно определить, к какому виду относиться эта опухоль. Когда-то это надо делать, а когда-то и нет. Например, для лимфом, для опухолей молочной железы это абсолютно необходимое требование без которого начинать лечение нельзя. В то же время для опухоли толстой кишки  практически никогда не нужно дополнительно проводить иммуногистохимическое исследование.

Таргетная терапия

И следующим этапом развития этих же технологий стал молекулярно-генетический анализ. Это развитие медицины происходит вот прямо сейчас, на протяжении последних десяти лет, и действительно есть дополнительные факторы, которые позволяют предсказать заранее действие той или иной химиотерапии. Но к сожалению, те результаты, которые уже получены о влиянии этих факторов не настолько значимы насколько хотелось бы. Поэтому в каких-то случаях такие анализы и рекомендовано делать, но существенно это не меняет тактику лечения.

Другое дело с таргетной терапией. Чтобы назначить таргетную терапию, чтобы эта терапия работала, требуется наличие того или иного молекулярного нарушения, и значит нужен молекулярно-генетический анализ. Исключение опухоль почки, где химиотерапия вообще не используется, а используется только таргетная терапия.

— Моя знакомая лечится от опухоли прямой кишки, и она не понимает делать ей молекулярно-генетический анализ или нет. Она готова даже заплатить, уже узнала в лаборатории, что это 12 тысяч рублей стоит, но четкого ответа не услышала. Разные врачи разное говорят.

— При опухоли прямой кишки молекулярно-генетический анализ делать как раз надо! И этот анализ состоит из четырех маркеров: KRAS, NRAS, BRAF и микросателлитная нестабильность.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector